запись на консультацию:

+7 (953) 672-49-29

Четверг, 25 августа 2016 10:00

«Душевные раны нуждаются в лечении ничуть не меньше, чем телесные». Интервью

психолог Яна Багина

Рассказала порталу «Город Киров.RU» как решила стать психологом, с кем труднее работать: со взрослыми или детьми, какими принципами руководствуюсь в работе, могут ли помочь фильмы и книги в решении проблем, как влияет на меня профессия и другое.

В современном мире развитых технологий и бешеного темпа жизни люди зачастую не могут в одиночку справиться со своими проблемами. Как пережить развод, что делать, если ребенок не слушается родителей, как смириться с увольнением — подобные ситуации просто загоняют их в угол, однако есть специалисты, которые помогут из него выбраться, — психологи. Психолог Яна Багина, которая работает как с детьми, так и со взрослыми, поделилась с порталом «Город Киров.RU» секретами своей профессии.

— Яна, расскажите, почему вы решили стать психологом?

— Поступление на факультет психологии оказалось волей случая. В детстве я мечтала стать врачом, очень много сил было вложено в эту мечту: и в химию, и в биологию. Но когда пришло время покидать школу, выяснилось, что у меня особая чувствительность и впечатлительность - я не могу смотреть на телесные раны, не могу причинить кому-то боль. Тогда я стала, как и все выпускники, подавать документы туда, где были востребованы эти предметы. Баллов хватило и чтобы пройти на специальную психологию (работа с людьми с отклонениями в развитии), которую я в итоге выбрала. Это сразу показалось мне интересным, не менее благородным, чем стать врачом. С первых курсов я занималась и научной деятельностью, и практической. Судьба тоже благоволила этому. На конференциях я знакомилась со специалистами, например, психиатр нашего города пригласила меня присутствовать у нее на приемах, а после мы с ней обсуждали услышанное. Также я познакомилась с учительницей, которая работала с «необучаемыми» детьми и стала помогать ей. С того времени и стало понятно, что это мое призвание. Сейчас я знаю, что душевные раны ничуть не меньше нуждаются в лечении, чем телесные. Эта профессия стала смыслом моей жизни.

— Получается, сначала вы специализировались на работе с детьми, а что подтолкнуло вас к работе со взрослыми?

— Сначала я работала с детьми, но потом поняла, что невозможно оказать им эффективную помощь без взаимодействия с родителями. Потом, уже занимаясь со взрослыми, я ощутила дар профессии - быть с человеком, когда он развивается, и видеть на что способна человеческая природа. Ведь каждая история неповторима.

— С кем из них работать сложнее?

— Больше сил, конечно, нужно вложить в работу со взрослыми. Дети в силу своего возраста быстро и легко распознают намерения человека, видят, что к ним настроены искренне, и быстро открываются. А взрослые со своим жизненным опытом более осторожны, поэтому требуется больше времени, чтобы установить с ними контакт.

— Какими принципами руководствуетесь в работе? Что для вас главное?

— Я работаю в интегративном подходе психологического консультирования, но преимущественно опираюсь на принципы экзистенциально-гуманистической психологии и клиент-центрированной терапии. Это подразумевает, что каждая личность безусловно имеет ценность и заслуживает уважения. Также каждая личность способна нести ответственность за себя и имеет право принимать собственные самостоятельные решения, в каждой личности есть мощные силы для преодоления проблем. Поэтому самое главное для меня - установить особенные терапевтические отношения, доверительные и искренние, в которых человек мог бы услышать и понять себя, самостоятельно и осознанно найти решение. Моя задача заключается в создании условий, в которых человек приобретёт опыт и навыки, помогающие справиться как с подобной, так и с другими сложными ситуациями.

— С какими проблемами к вам чаще всего обращаются?

— Обращаются с самыми разнообразными трудностями: это и психосоматические заболевания, и чувства тревоги, страха, вины, разводы, потеря близких людей. Но чаще всего это проблемы межличностного взаимодействия с детьми, супругами, родителями и коллегами.

— Бывали ли случаи, когда человеку не помогала консультация с психологом?

— Часто бывает, что люди приходят к психологу с завышенными ожиданиями и хотят получить результат на первой же консультации. Однако редко получается помочь сразу, ведь проблемы копились годами, а люди хотят разрешить их всего за 50 минут. На первой встрече я информирую человека о возможностях и ограничениях психологического консультирования. Это не волшебство, психолог не даёт советов и не может решить за клиента как ему жить. Я со своей стороны создаю условия, но решает проблему сам человек, при этом у каждого своя скорость. Если одной встречи не достаточно, то мы договариваемся о длительности и форме работы на первой консультации. Что касается наличия случаев, когда людям моя помощь не помогала, то такого не было. В моей практике было другое, что человек не соглашался на такие условия, хотел сразу получить все ответы от психолога и не решался на дальнейшую работу. Также особенность профессии заключается в умении психолога быть с ситуацией неопределенности, то есть мы прощаемся с клиентами и не знаем, как у них потом сложилась жизнь.

— Каков самый длинный срок консультирования в вашей практике?

— Я пока не встречала клиентов готовых работать в формате долгосрочной терапии - годами, как в Америке или в Европе. В моей практике самое долгое консультирование длилось полгода при еженедельных встречах.

— Случались ли курьезы?

— Душевные страдания, с которыми человек приходит в мой кабинет, по своей природе не являются забавными, поэтому смешных историй не было. Но в рамках работы мы с клиентами как со взрослыми, так и с детьми часто шутим и смеемся. Юмор помогает снять напряжение и разрядить обстановку в некоторых ситуациях.

— Занимаетесь ли вы сексуальным воспитанием? Например, можете посоветовать, как пережить насилие?

— Специальные программы занятий я не веду, но если клиенты обращаются с подобной проблемой, то я работаю. Помощь же для каждого индивидуальна. Все зависит от особенностей человека и особенностей ситуации.

— Как вы относитесь к игре Pokemon GO, считаете ли её опасной для общества?

— Я считаю что вред наносит не сама игра, а то, что привело к ней человека. Не каждый человек играет в эту игру, а кто-то играет в меру. Но если говорить об этой игре как о разновидности зависимости, то я думаю, это следствие душевного неблагополучия. Человек явно пытается уйти от реального мира, не хочет решать реальные проблемы. Здесь я провожу параллель с компьютерными играми, которые тоже в свое время наделали много шума.

— Как вывести человека из этого выдуманного мира? Можете подсказать?

— Если у человека просто отнять эти вещи, через которые он как-то проявляет себя, и ничего ему взамен не предложить, то это будет еще больше разрушать его. Поэтому нужно, чтобы человек выплескивал своё напряжение или агрессию по-другому, например, занимаясь спортом или физическим трудом.

— Могут ли способствовать решению проблем книги или фильмы по психологии. Если да, то какие вы можете посоветовать?

— Влияние продуктов кинематографа и литературы на решение человеческой проблемы зависит и от самого человека, и от проблемы. Если человек может сам справиться с ней, но как-то тяжеловато на душе, и он хочет себя поддержать, нужно подбирать такие материалы, которые радуют и подбадривают. Специальную психологическую литературу я бы не советовала читать, потому что люди, не имеющие соответствующего образования, могут расстроиться, принять все близко к сердцу. Лучшим вариантом будет чтение классиков - Толстого, Пушкина, Чехова — это те гениальные люди, которые передают свою мудрость через столетия. А родителям, в частности, я бы настоятельно рекомендовала книги: «Общаться с ребёнком. Как?», «Продолжаем общаться с ребенком. Так?» Юлии Гиппенрейтер, «Как вырастить ребенка счастливым» Жана Ледлофф, «Как любить ребенка» Януша Корчака. Это настоящие энциклопедии для родителей, ведь быть мамой и папой нигде не учат. Люди строят семью на основе семьи родителей, своих взглядов, а иногда так нужен совет, чтобы предупреждать какие-то сложные ситуации.

— Применяете ли свои знания по психологии при общении со своими близкими? Помогают ли они вам?

— Выходя из кабинета, я стараюсь общаться не как психолог, а как простой человек. Но так как моя работа состоит в том, чтобы уметь выстраивать отношения с людьми, это влияет и на мою личность, и на общение с близкими. Мой опыт, знания очень помогают быть мудрее и осознаннее, постоянно развиваться и более полно проживать свою жизнь. В общении с близким мне удается выстраивать более доверительные отношения, уважать их мнения и решения, а также быть понятной им.

— Вы постоянно выслушиваете чужие проблемы, как вы справляетесь с этим грузом? Влияет ли он на ваше собственное настроение?

— Да, люди приходит со своими проблемами, переживаниями, с чем-то тягостным и делятся этим. Но я воспринимаю это не как работу с проблемой или с человеком, у которого проблема, а как работу с личностью. Вижу в ней не только трудности, но и силы с ними справиться. А затем я наблюдают преображение, как человек, который казался сам себе беспомощным и несчастным, превращается в человека, который понимает, что он сам знает все ответы и решения. Это каждый раз потрясает по-новому, поэтому я получаю удовольствие от своей профессии. 

 

Источник: http://zdorovie43.gorodkirov.ru/content/article/kirovskij-psiholog-lechit-dushevnyie-ranyi-nichut-ne-legche-chem-telesnyie-20160825-0931/

Другие материалы в этой категории: Если с вашим ребёнком не хотят дружить »

Комментарии в СМИ

Нестандартные имена

О причинах тенденции на нестандартные имена для детей у нынешнего поколения родителей

Читать 

Детская агрессия

О причинах детской агрессии в школе и какие меры необходимо принять, чтобы избежать этого

Читать

Мошенники в интернете

О доверии жертв мошенников в интернете

  

Читать

Подростковый период

О случае с псковскими школьниками и особенностях подросткового кризиса

Читать

Знакомство в интернете

Знакомства в онлайн-пространстве. Так ли это плохо?  

Читать

Экстремальные увлечения

Что приводит подростков к экстремальным увлечениям, когда они находятся «на волосок от смерти»

Читать

  

 

UA-72250724-1